Отношение Православной Церкви к иным вероучениям

Чем отличается вероучение Православной Церкви от вероучения пятидесятников

О Священном Писании и Предании Церкви

«Братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом, или по­сланием нашим»

(2 Фес. 2, 15).

«Завещаем же вам, братия, именем Гос­пода нашего Иисуса Христа удаляться от всякого брата, поступающего бесчин­но, а не по преданию, которое приняли от нас»

(2 Фес. 3, в).

«Мы не повреждаем слова Божия, как многие, но проповедуем искренно, как от Бога, перед Богом, во Христе»

(2 Кор. 2, 17).

«Во всех посланиях… есть нечто неудобовразумительное, что невежды и неутвержденные к собственной своей погибли превращают, как и прочие Писания»

(2 Петр. 3, 16).

        Движение пятидесятников есть разновидность протестантизма. Как и про­чие протестантские деноминации, пятидесятники строят свое вероучение на трех главных основаниях: иск­лючительном авторитете Священного Писания, спасе­нии личной верой и принципе всеобщего священства. Каждое из этих положений у пятидесятников помимо общепринятого протестантского содержания имеет еще и свои конкретные особенности.

С самого своего появления пятидесятники бросили вызов остальным протестантским направлениям: бапти­стам, адвентистам, методистам. Не исключение и ос­тальные христианские деноминации. Они, по их мне­нию, не обладают полнотой истины и утратили глуби­ну апостольской веры и жизни в Духе по вере. Харизматиками (пятидесятниками) было выдвинуто и «бого­словски обосновано» неизвестное до того времени учение о крещении Духом Святым. Только крещенный Духом Святым признается вполне спасенным, хотя Священное Писание ничего не говорит об этом, как учат пятидесятники. Напротив того, исполнено свиде­тельств, отрицающих их догматические притязания.

Все положения пятидесятников строятся на невер­ном, искаженном понимании Слова Божия, в чем их, кстати очень часто и обоснованно, обвиняют привер­женцы других протестантских направлений. В этой свя­зи рассмотрим принцип понимания Священного Писа­ния протестантами, поскольку именно в нем заложена та первооснова, которая породила многочисленные про­тиворечивые вероучения пятидесятнических сект, каж­дое из которых толкует Библию на свой лад.

Учение пятидесятников о Священном Писании

Следуя за Лютером, все протестанты, равно как и пятидесятники, учат, что Библия — единственный ис­тинный источник богопознания, открывающий волю Божию каждому человеку и. указывающий путь спасе­ния. Только Священное Писание есть кладезь христи­анской веры и духовное руководство для верующих92.

По мнению пятидесятников, Писание содержит все, что потребно человеку для спасения. И каждый, если захочет, сможет найти путь ко Христу: «Сие же напи­сано, дабы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Ин. 20, 31).

Возникает, однако, закономерный вопрос. Если в Священном Писании для пятидесятников все ясно и понятно, то почему же их движение раздроблено на сотни сект и каждая претендует на абсолютно пра­вильное понимание Слова Божия? Отчего, например, у пятидесятников возникло несколько взаимно противоречивых богословских концепций о проявлении дара языков, а рассмотрение какого-либо конкретного поло­жения Библии неизбежно порождает десятки мнений? Даже в рамках одного сектантского направления суще­ствует множество толкований Библии, превращающих­ся со временем в особое «предание».

Православное учение о Священном Писании и Священном Предании

Православная Церковь учит, что Священное Писание невозможно отделить от Священного Предания. Пред­положим, что мы дали Библию человеку, никогда не слышавшему о христианстве. Поймет ли он Писание? История показывает, что даже жизнь в Церкви без должного знания Предания не спасает от заблуждений, а история представляет нам множество примеров, под­тверждающих это. Древние еретики заблуждались не­редко именно из-за того, что при объяснении Писания отвергали Предание. Так, еретик Манес (II век) на словах Священного Писания «Я и Отец — одно» (Ин. 10, 30) основал целое учение, отрицавшее троичность Лиц Божества. Ныне еретику наследуют пятидесятники-единственники. Слова Писания «Отец Мой более Меня» (Ин. 14, 28) послужили поводом к тому, что Арий и его последователи отвергли догмат о равенстве Сына Божиего с Богом Отцом. Основываясь на словах «Дух все проницает и глубины Божии» (1 Кор. 2, 10), он называл Святого Духа ограниченной тварью, кото­рая не имеет всеведения Божия.

Но о Лицах Святой Троицы все же есть сообщения в Священном Писании, на основании чего мы можем делать богословские выводы. Но как быть с такими сложными вопросами, как соединение двух природ во Христе, и другими?

Монофизиты, например, учили, что во Христе была одна природа, а монофилиты говорили об одной воле.

И точно так же еретики силились подтвердить свое учение ссылками на Священное Писание. Для сохра­нения внутрицерковного мира и разрешения этих слож­нейших богословских вопросов собирались Вселенские соборы.

Согласно воззрениям пятидесятников во Христе сое­динены две природы и две воли — человеческая и Бо­жественная, что совершенно верно. Но в Священном Писании сведений об этом нет. Откуда же тогда ими заимствованы эти и другие богословские идеи? Реше­ние собора есть Предание. Сектанты, <…> , в данном случае используют оп­ределения Вселенских соборов, являющихся истинны­ми выразителями Апостольского Предания, хранящего­ся в Церкви. <…>

Мы знаем, что Господь Свое учение излагал устно и никаких писаний не ос­тавил. Известно также, что и святые Апостолы, кото­рых было двенадцать и семьдесят, всю жизнь свою проповедовали людям устно93, ибо Спаситель, посылая их на проповедь, не дал им в руки писания. И только спустя годы по Вознесении Господа Иисуса Христа на Небо появилась первая новозаветная книга — Еванге­лие от Матфея, которую он написал для иудеев ввиду того, что сам отправился благовествовать другим наро­дам. Нам известны писания апостолов Иоанна, Петра, Павла, Марка, Иуды, Луки, Иакова — брата Господа. Следует при этом отметить, что апостол Павел не при­надлежал к числу семидесяти или двенадцати Апосто­лов. Таким образом, только семь из числа последних оставили нам свои писания. Что же делали остальные? Разумеется, они не бездействовали, но всю свою жизнь проповедовали истину устным словом. Да и те Апосто­лы, которые написали книги, изложили в них далеко не все, чему были научены от Спасителя и Святого Духа.

Святой апостол Павел говорит, что «три года день и ночь непрестанно со слезами» (Деян. 20, 31) учил он каждого из ефесских пресвитеров, причем не упускал им, по возможности, возвестить всю волю Божию (Де­ян. 20, 27). Но где же записано это учение Апостола, если послание к Ефесянам содержит всего шесть глав?

В книге Деяний говорится, что Господь, по Воскре­сении Своем, в течение сорока дней, говорил Своим ученикам о Царстве Божием (Деян. 1, 3). Но нигде это речение не записано. А то, что многое из учения христиан не нашло отражения в книгах Священного Писания Нового Завета, по-видимому, объясняется тем, что Апостолы не ставили себе цели дать исчерпы­вающие ответы на вопросы о Церкви, спасении и т.д., а писали для назидания тех, кому уже возвещены сло­веса истины. Апостол от семидесяти — евангелист Лу­ка писал свое Евангелие и книгу Деяний для назида­ния только одного человека (Лк. 1, 1 — 3; Деян. 1, 1). Иоанн Богослов свое Третье Послание также обращал исключительно одному лицу (3 Ин. 1, 1). Послания к Титу, Филимону, Тимофею тоже представляют собой частные наставления. В них Апостолы напоминанием возбуждают ум, т.е. повторяют уже некогда сказанное ранее, что по давности времен могло забыться. Посла­ния к Коринфской Церкви были посвящены преиму­щественно духовному истолкованию нестроений, ца­ривших в этой общине (1 Кор. 1, 11).

<…> Сектантов в их невежестве лучше всего обличает са­мо Священное Писание. Так, в своем Втором Собор­ном Послании, адресованном всем христианам, апо­стол Петр пишет, что в посланиях апостола Павла «есть нечто неудобовразумительное, что невежды и не-утвержденные, к собственной своей погибели, превра­щают, как и прочие Писания» (2 Пет. 3, 16).Священное Писание запрещает нам самовольное ис­толкование его без назидания Церкви. <…>

Уже в первом веке существовало немало еретических сект, искажавших Христово благовестие. Об одной из них — николаитах — упоминает в своем Первом Со­борном Послании Иоанн Богослов, писавший: «Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1 Ин. 4, 1).

В Священном Писании много таинственного, прикровенного. Писание изобилует тайнами, открыть ко­торые может только Дух Святой. Вот как об этом пи­шет апостол Петр: «Никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собой. Ибо никогда пророче­ство не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2 Пет. 1, 20).

    [О говорении на языках]

В Слове Божием есть рассуждения апостола Павла о глоссолалии в Коринфской Церкви (1 Кор. 14). Свя­щенное Предание утверждает, что это был дар вдохно­венного знания иностранных языков для проповеди среди народов земли (Деян. 2). Иначе как бы могли Апостолы вполне исполнить сказанное Спасителем: «Идите, научите все народы» (Мр. 16, 17). Для научения вере всех народов и был дан дар знания чужих языков.

Основоположники пятидесятничества самочинно ото­шли от православного понимания этих слов, оправды­вая свое еретическое толкование якобы существую­щими в Святом Писании стихами (1 Кор. 14). Именно об опасности таких уклонений предупреждал христиан апостол Павел: «Будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут из­бирать себе учителей, которые льстили бы слуху» (2 Тим. 4, 3).

«Мы спасены», «мы крещены Духом Святым», — не­престанно повторяют на своих собраниях пятидесятни­ки. «Слепые вожди слепых» (Мф. 15, 14). <…>. Каждый мнит себя спасенным, способным наставлять других. Вот почему среди протестантов та­кая, едва ли не болезненная тяга к миссионерству. Проповедуют все — и старые и молодые. И это — при поверхностном, начетническом знании Писания. Они повторяют только те цитаты, которые в отрыве от кон­текста и духа Писания будто подтверждают их учение. Да и цитируемое ими помнят лишь потому, что на их собраниях эти цитаты непрестанно повторяются. Им и невдомек, что только избранным и подготовленным Господь открывал тайны Царства Небесного (Мф. 13, 11). Так, не мог постичь написанного евнух царицы эфиопской и, обратившись к апостолу Филиппу, воп­рошал: «Как могу уразуметь, если кто не наставит ме­ня?» (Деян. 8, 31). Итак, само по себе, без наставле­ний, Писание не может быть понято, особенно пребы­вающими вне Церкви.

Излюбленная цитата сектантов в их дискуссиях о Писании звучит так: «Вера от слышания, а слышание от слова Божия» (Рим. 10, 17). Можно ли утверждать,что апостол Павел под Словом Божиим подразумевает только писаное учение Спасителя, ведь полного собра­ния новозаветных книг тогда еще не было. Сектанты же эти слова толкуют так, будто для обретения веры истинной достаточно только читать Святое Писание, чтение Слова Божия укрепляет веру, но только в том, кто уже наставлен в ней.

Господь Иисус Христос постоянно учил Своих уче­ников, изъясняя все сказанное о Себе в Писании (Лк. 24, 27), которое свидетельствует, что «многое и другое сотворил Иисус, но если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг», — пишет святой Иоанн Богослов (Ин. 21, 25). Именно поэтому многое из учения Христа передается устно и не записано в Священных книгах.

Господь наш Иисус Христос учил Своих учеников не только словом, но непременно и делом, и это еще од­на существеннейшая сторона предания Церкви. Спаси­телю следовали и Его ученики — Апостолы. Вот как об этом свидетельствует Святой Петр: «Это уже второе послание пишу к вам, возлюбленные, в них напомина­нием возбуждаю ваш чистый смысл» (2 Пет. 3, 1). Со времен апостольских Предание служило ключом к пра­вильному пониманию Священного Писания, причем уже в те времена появилось много весьма искусных подложных сочинений, не принадлежащих Апостолам. И только живущему в Духе Священного Предания да­но отличить ложь от правды.

В Апостольский век были написаны такие сочине­ния, как евангелия «от евреев», «от Фомы», «от Пет­ра» и другие, все они признаны Церковью небоговдох­новенными и являются трудами совсем других авторов.

Апостол Павел одобряет держащихся предания (1 Кор. 11, 2) и повелевает удаляться от тех, которые по­ступают бесчинно, а не согласно преданию Апостолов (2 Фес. 3, 6).

Устное предание, как уже было отмечено, существовало еще в Ветхом Завете, и Апостолы понимали зна­чение и важность его сохранения. Примеров устного ветхозаветного предания достаточно много в новозавет­ных книгах. Например, в Послании апостола Иуды за­писано пророчество Еноха (Иуд. 14), там же сообщает­ся о споре архангела Михаила с диаволом о Моисее­вом теле (Иуд. 9), хотя эти эпизоды в Писаниях Вет­хого Завета отсутствуют. Очевидно, что автор Посла­ния пользуется здесь ветхозаветным преданием. Сохра­нилось в Предании устном, но не записанное в святых Евангелиях изречение Господне о милостыне, приводи­мое евангелистом Лукой: «Блаженнее давать, нежели принимать» (Деян. 20, 35). Так, в 97-м правиле свято­го Василия Великого сказано о крестном знамении, об обращении в молитве на восток, об обрядах, соверша­емых при Крещении и Евхаристии (Катехизис. Спб., 1916. С. 7 — 8). Все это примеры сохранившегося с Апостольских времен новозаветного предания.

О таинстве Крещения мы знаем, что его совершают в воде, с произнесением слов «Во имя Отца и Сына, и Святого Духа» (Мф. 28, 19), но, как оно при этом совершается — в одно или три погружения, — не ска­зано. И о Причащении читаем, что Господь на Тай­ной вечере взял хлеб, благословляя, «преломил его», потом взял чашу, благодаря (Мр. 14, 22 — 24). Но не сказано, какими словами Господь благословил и благо­дарил.

В православное Предание органично входят и поста­новления Вселенских и Поместных соборов, правила святых Отцов и учителей Церкви. Этим как бы доку­ментально проведена черта между Православием и ино­славием. На Лаодикийском соборе (2-я пол. IV века) был установлен канон священных книг. После этого лица, не признающие его полностью или включающие в него что-либо, считаются некафолически мыслящи­ми. А разве самое составление канона подлинных Новозаветных Писаний не стало возможно только благо­даря кропотливой работе епископов первых веков, про­веривших и собравших письменные труды святых Апо­столов в сборник книг, именуемый Новым Заветом? Книги спорные, не во всем согласные с апостольской традицией, выдаваемые за апостольские, отвергались как подложные, апокрифические. Совершенно очевид­но, что Апостольское Предание имело решающее зна­чение для формирования канона Новозаветного Писа­ния.

Только в свете Предания оказалось возможным раз­решить сложнейшие богословские вопросы, как то не раз бывало и в прежние века. Образно говоря, Преда­ние есть та ограда, выходя за которую человек оказы­вается вне Церкви.

Мы знаем, что Евангелия и Апостольские Послания появились не вдруг и не всюду, до них многие деся­тилетия после возникновения Церкви источником на­ставления в вере было не Священное Писание, а Свя­щенное Предание. Для православного сознания слово Божие и устная проповедь Апостолов изначально равноавторитетны. Апостол Павел пишет к солунянам: «Братья, стойте и держите предание, которым вы нау­чены или словом, или посланием нашим» (2 Фес. 2, 15). Сам Господь Иисус Христос предлагал Апостолам Свое евангельское учение как переданное от Бога От­ца (Ин. 15, 15).

Избранный сосуд Христов (Деян. 9, 15) — апостол Павел — и тот смиренно выносил на суд первейших Апостолов свою проповедь язычникам (Гал. 2, 2). А в своих обстоятельных наставлениях о девстве и браке он четко различает свой совет от повелений Господних (1 Кор. 7, 12 — 15). Первые служители Слова Божия сми­ренно считали себя не более чем посредниками, не дозволявшими никаких изменений или написанного под страхом вечного наказания (Откр. 20, 21).

Истинное понимание Писания, по словам святого Иринея Лионского, возможно лишь под руководством Святой Вселенской Церкви, в ней одной можно найти истину. «Мы можем, — говорит святой Ириней — наименовать тех, коих Апостолы поставили епископа­ми, и преемников их до нас, которые такому не учили и ничего такого не знали, что вымышляют еретики»94.

Итак, Предание есть совокупность всего богооткро­венного учения — устного и письменного, и только вся их полнота позволяет постичь тесную взаимосвязь и смысл Писания и устного Предания.

Священное Писание утверждается на основании Свя­щенного Предания посредством углубленного изучения и духовного испытания на предмет его соответствия каноническим книгам. В свою очередь, и Предание церковное для отличия истинного Апостольского Пре­дания от ложного, человеческого, нуждается в Свя­щенном Писании как точном выражении воли Божией. Отсюда следует вывод, что Священное Писание — это записанная часть Священного Предания. Такова сущ­ностная связь Священного Писания и Предания. Разу­меется, самое понимание Священного Предания Цер­ковью Христовой гораздо шире.

Святой Филарет (Дроздов), Митрополит Московский, пишет: «Предание не есть простое видимое или сло­весное передавание учения, правил, чиноположений, обрядов, но с сим вместе и невидимое, действительное преподаяние благодати и освящения»95.

Предание — это, собственно, и есть жизнь по вере в Духе Святом, а святые являются живыми выразителя­ми церковного Предания. То есть Предание — это тайнозримый путь в Царствие Небесное. Но узнать, что такое Предание, возможно только пребывая в духовной жизни. Тогда записанное Предание Церкви станет для нас живым и действенным.»Предание можно определить как жизнь Духа Свято­го в Церкви, сообщающего каждому члену Тела Хри­стова способность слышать, воспринимать и узнавать истину в ее собственном свете, а не в свете человече­ского рассудка»96. Говоря другими словами, Предание есть благодать Духа Святого, научающая различать и отделять истинное от ложного.

Что же понимают сектанты под Преданием Право­славной Церкви? Однажды автору этих строк пришлось услышать, будто бы Предание у православных — это не более чем сообщения неканонических книг Библии. Пресвитер московской общины Н.Романюк рассказы­вал своим слушателям о том, что существует право­славное предание, согласно которому в детском возра­сте Иисус Христос слепил из глины птичек и сказал: летите — и они полетели. Далее он легко «развенчал» всю невероятность этого предания, поскольку читав­ший Евангелие знает, что Спаситель положил начало Своим чудесам в зрелом возрасте в городе Кана Гали­лейская (Ин. 2, 11). Приведенное сообщение о чуде с глиняными птичками было взято из апокрифического (Апокрифы (от греч. apokryphos — тайный, секретный) — книги, напи­санные в первые века христианства, трактующие о предметах веры, содер­жащихся в Священном Писании и т.п. Все апокрифические сочинения являются произведениями анонимных авторов, которые выдают свои тру­ды за писания Апостольские или иных благодатных подвижников Христо­вых. Церковь не признает эти писания за богодухновенные и, более того, запретила христианам пользоваться ими из-за многочисленных историче­ски и догматически ложных постулатов, содержащихся в этих сочинениях.) сочинения «Евангелие от Девы Марии». К подобного рода книгам Православная Церковь всегда относилась однозначно отрицательно. Они считались подложными, злонамеренно или по неведению приписываемыми Апо­столам, и посему эти сочинения объявлялись вредны­ми, ибо содержат много несогласного с церковным Преданием. Остается только догадываться, почему этот апокриф сектантский пресвитер приравнял к некано­ническим книгам. (Неканонические книги — книги, не внесенные Церковью в канон (от греч. kanon — норма, правило) Священного Писания как не богодухно­венные, но присоединенные к нему в кодексах Библии как церковные и полезные для благочестия и назидания верующих. В Библии — одиннад­цать таких книг. Еще десять лет назад протестанты России печатали свою Библию без неканонических книг и всякие ссылки на них воинственно отрицали якобы из-за их безблагодатности. Ныне евангельские христиане-баптисты в своих молитвенных домах продают для всех желающих Биб­лейские своды (Библии), содержащие и неканонические книги.)

Следует различать два подхода Православной Церкви к Преданию. Она никогда не признавала высшего вероучительного авторитета за неканоническими книга­ми, но и никогда не относила их к числу апокрифов. Обладая истинным Священным Преданием, Церковь способна отличить Божие от человеческого и чистое от нечистого (Лев. 10, 10). Отсюда происходит допущение пользования для духовного назидания и неканониче­скими книгами. О празднике Обновления, на который ходил в Иерусалим Господь Иисус Христос, сообщает­ся только в неканонической книге. В неканонических книгах содержатся величайшие истины Божественного Откровения. Только в книге Маккавейской ясно и оп­ределенно сказано, что мир Бог сотворил из ничего (2 Мак. 7, 28).

Почему же с такой непримиримостью относятся про­тестанты-сектанты к этим книгам? Дело в том, что в них со всей определенностью содержится учение о не­обходимости молиться за умерших. Есть оно и в кано­нических книгах. Но все же так четко, как в Макка­вейской книге, об этом не сказано нигде (2 Мак. 12, 39 — 43). Оступившись в ересь, сектанты, в соответст­вии с логикой своего учения, отвергли эти книги как содержащие многочисленные заблуждения.

Православная Церковь в отличие от католиков и про­тестантов всегда стремилась к осмотрительности в этом сложнейшем вопросе. После Реформации Католическая Церковь на Тридентском соборе (1545) признала за ка­ноническими и неканоническими книгами одинаковую степень богодухновенности. Православная Церковь чуж­да подобных крайностей. Богодухновенными признают­ся только канонические книги Библии. Примечатель­но, что все утверждения сектантов об отсутствии у них Предания о чистоте их учения — совершенно беспоч­венны. У сектантов есть свои обряды: водное креще­ние, хлебопреломление с омовением ног, бракосочета­ние, елееосвящение, рукоположение97, которые совер­шаются по своему чину, гораздо более превосходящему все описанное в Писании.

Собрания пятидесятников также проводятся по опре­деленным канонам, от которых они стараются не от­ступать. И только малознакомому со строем жизни их общины может показаться, что у них действительно многое совершается так, как это написано в Библии. Все «недосказанное» в Писании сектанты «доработали» сами, создав, таким образом, свое предание, которое свято исполняют их идейные последователи и отступ­ление от коего грозит отлучением.

Где, например, написано, что в Апостольские време­на за брак с неверующими отлучали от Церкви? На­против, нам известно, что неверующий муж освящает­ся верующей женой. «И жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор. 7, 14). Однако в среде пятидесятников-федотовцев господствует именно такое учение. Только общины, входящие в Объединенный Евразийский Союз Христиан Веры Евангельской, в крайнем случае могут пойти на уступку.

Как видим, совершенно необоснованны претензии сектантов, утверждающих, что они руководствуются ис­ключительно Словом Божиим, напротив, отвергнув ис­тинное Предание Церкви, они выдумали свое — лож­ное, в свете (правильнее — «во тьме») которого и тол­куют Писание, лишая себя при этом истинного его понимания.

Из поколения в поколение пятидесятники навязыва­ют свою трактовку смысла и целей Апостольской Цер­кви, подлаживая под свое учение свидетельства Писа­ния. Писание для сектантов вторично: оно лишь до­полняет то, чему они научены, что им передали их наставники. Здесь проявляется вся ложность утвержде­ния об отсутствии предания у сектантов, оно у них есть, но это предание неистинное98.

Пятидесятники утверждают, что начиная с IV века Церковь Христова исказила свои основные вероучительные истины. Неосновательность подобных утверж­дений очевидна. Из сохранившихся до наших дней творений Отцов и учителей Церкви II и III веков яс­но прослеживается твердое следование духу и букве Священного Предания в Церкви.

Из книги священника Игоря Ефимова. СОВРЕМЕННОЕ ХАРИЗМАТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ СЕКТАНТСТВА.